Сколько в полете кирпича: блоков 600х250х300, кубов, квадратных метров

Содержание

Невыносимая легкость кирпича

29 сентября 2015 г.

Миф о том, что первый человек был слеплен из куска глины, автоматически записывает кирпичи в наши ближайшие сородичи. И хотя, прошло уже двадцать тысяч лет с тех пор, как один смышленый житель палеолита придумал кирпичи, эти стандартизированные глиняные бруски так и остались бедными родственниками камня. Ни сакральности, ни благородства. Одна только честная, рабочая биография. Про кирпич не складывают легенд, не наступает время их разбрасывать и собирать. Память о его гордом властвовании в метрополиях Месопотамии, Византии и Римской империи со временем потускнела, и этот, в прошлом дорогостоящий, персонально клейменный материал, превратился в тяговую силу производственной застройки. И в эпоху промышленной революции никто уж и не вспоминал, что именно кирпич был основой ажурной, стремящейся к небу, красоты иранских мечетей и базаров, и тонкострунной, строгой хрупкости готических соборов, и гордой, основательной невесомости петербургских особняков.

Так что, к середине прошлого века кирпичи, словно безымянные солдаты, миллионами отправлялись на битву: где-то — за светлое будущее, где-то — за победу капитализма. Заводы и фабрики, закопченные кварталы для рабочего люда и городской бедноты. Кирпич стал истинным символом недвижимости, или, скорее, неподъемности. Он педантично ровно чертил архитектурные линии в жестких индустриальных рамках, и, казалось, сковывал цементным раствором любой полет фантазии.

Купол базара в Табризе, Иран

 Тем не менее, находились прекрасные безумцы, для которых архитектура была ключом, вскрывающим коды и шифры даже такого определившегося в своей ориентации строительного материала, как кирпич. Так, в 50-х годах, финский архитектор Алвар Аалто взял и переосмыслил кирпичное строительство,

спроектировав для себя дом Muuratsalo Experimental House, в котором более пятидесяти видов кирпича с продуманной небрежностью окутывают фасад «лоскутным одеялом». Помимо игры с текстурами и формами, этот бунтарски-разнородный фасад был еще и полигоном для отслеживания эстетических возможностей разных сортов кирпича и их свойств в неласковых условиях финской зимы.

Другой архитектор-модернист, Эладио Диесте, и вовсе еретически отринул законы кирпичной силы тяжести. Парящие крылья навеса автобусной станции, струящиеся как шелковый платок на ветру, фасады знаменитой Церкви Христа в Уругвае, и другие утонченные и зыбкие строения были спроектированы им из кирпича.

Автобусная остановка, Эладио Диесте

Церковь Христа в Уругвае, Эладио Диесте

 Луис Кан, в космические 60-е, вернул кирпичу его монументальность, построив вневременное здание института менеджмента в Индии. Но тяжеловесность этого строения намеренно нарушена гигантскими сквозными отверстиями в фасадах, а угрюмая кирпичная кладка, кажется, сняла с себя все полномочия.

 В этой борьбе прирожденной приземленности и отчаянными мечтами о полете или, хотя бы, затяжном прыжке, кирпич переживает сейчас новую волну популярности как материала для архитектурных экспериментов. Вместо беспрекословных шлепков мастерком, пришла новая атрибутика, эстетика и инструментарий. Архитекторы нового поколения воспринимают кирпич как бесконечно универсальную материю для создания раздражающе скульптурных, текстурных и «паттернизированных» зданий.

 Даже в болезненно традиционной Британии появилось кирпичное здание, отрицающее привычные каноны. Драматически угловатый фасад студенческого центра при London School of Economics выглядит революционным и вызывающим. Впрочем, его смелая геометрия была обусловлена скучным градостроительным регламентом и потребностью вписаться «на районе». «Наш дизайн связан с эластичным характером городской застройки привычными материалами», – говорит архитектор проекта Шейла О’Доннелл, – «Неортодоксальный «открытый» паттерн фасада создает кружевной свет внутри здания, а ночью оно превращается в светящийся решетчатый фонарь».

 Говоря о зданиях-фонариках, можно заметить некую тенденцию делать кирпичные фасады аппетитно «ноздреватыми». Кладка в стиле перфорации не лишает такой дом ощущения надежной крепости, но в разы увеличивает его пористую воздушность и открытость дневному свету.

Таким, прочно-прозрачным стал Ngamwongwan House в Бангкоке, являя прохожим интригующую полуприватность своих стен.

 А вьетнамская архитектурная студия Tropical Space полностью изменила нелюдимый характер старого дома из цельного бетона, опоясав его ажурной кирпичной оплеткой.

 Но и без эффекта прозрачности, игра с кирпичной кладкой снижает гравитацию вокруг такого здания. Например, надменный в своей исключительности, южно-корейский проект The Curving House от студии Joho Architecture. Контур фасада медитативно стремится к плавной полудуге, словно взмах кисти каллиграфа. Цвет пепла и текстура рыбьей чешуи играют в оптические иллюзии. Выложенный под особым углом кирпич объединен с нержавеющей сталью. Так, что каждый материал делает свое дело: один отбрасывает графические тени, а другой — их отражает.

 Приятная глазу волнообразность, вообще, становится все больше присуща современным зданиям из кирпича. Все загадки Диесте разгаданы, и можно собирать этот, мягко говоря, неподатливый материал в складки, гофре, воланы и оборки.

В тайском бутике-отеле Sala Ayutthaya от архитектурной студии Onion гостей провожают волнующиеся стены пассажа. В зависимости от освещения, они кажутся то наполненные ветром паруса, вставшими на дыбы барханами.

 Такая многоуровневая выпуклость кирпича может быть создана на стыке традиционных строительных техник и цифрового дизайна. Так, как это сделали испанцы из архитектурного коллектива Map13. Их кирпичный павильон в Барселоне, с текучим и аморфным куполом, похож на любопытного глазастого спрута.

 И все же, кирпич — материал с сильным характером и требует соответствующего отношения. Это поняли в архитектурном бюро Studio Toggle, построив в Кувейте многоквартирный дом, будто бы из сваленных в аккуратную кучу кирпичных блоков.

 Остросюжетность и многогранность кирпича обыграли архитекторы голландской студии Heren 5 в коллаборации с художником Boris Tellegen, придумав особый армирующий фасад 7-этажному зданию в Нидерландах.

 Кирпичные «латы» внахлест укрывают стены здания, словно намекая на нежную, чувствительную сердцевину этого материала. Ведь, несмотря на то, что он был жестко слеплен, крепко сформирован и обожжен жизнью, кирпич, в конце концов, обратится в прах. Впрочем, как и мы все.

Размеры твинблока. Упаковка.

 

И раз вы на этой интернет-страничке, значит вы интересуетесь размерами, упаковкой твинблоков. Все, что мы знаем по этому вопросу- смотрите ниже…

Если вы думаете что вас интересует цена на твинблок, то кликайте по ссылке:

Ну, а если, вы ищите информацию, то читаем…


Размеры твинблока


На представленой линейке (слева направо)- ТБ-100, ТБ-200, ТБ-300, ТБ-400

В линейке предпрития Теплит есть четыре основных типоразмера блоков (ш, в, д):

  • 100*250*625 ( 64 шт./м3)
  • 200*250*625 (32 шт. /м3)
  • 300*250*625 (24 шт./м3)
  • 400*250*625 (16 шт./м3)

Как видим, все размеры твинблока одинаковые , кроме ширины. Так же везде присутствует система паз- гребень, захваты для рук.


Упаковка твинблока

Вот так выглядит поддон с твинблоком (в данном случае (ТБ-200)

Твинблок упакован на поддоны.

  • Размеры поддонов составляют 1 250*700 мм.
  • Количество твинблока ТБ, 100, 200, 400 на одном поддоне- 2 м3, ТБ 300- 1,875 м3

Что касаемо автотранспорта:

  • В манипулятор (5- ти тонную воровайку) входит (максимум)- 4 поддонов
  • В 10-ти тонный манипулятор везет (максимум)- 8 поддонов
  • В 20-ти тонный длинномер вмещается- 20 поддонов

Погрузка- разгрузка


Складирование Твинблока у производителя. Видно три ряда блоков…

На самом заводе Теплит поддоны грузят вилочными погрузчиками, на участке разгрузки необходим кран, ну или какой-либо манипулятор. Разгружать ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО тряпичными чалками- металлические стропы сразу же раздавят верхний край блоков. Складировать на ровную поверхность, поддоны можно ставить друг на друга.

А что можно сказать про другие стеновые блоки в Екатеринбурге?

Нужна информация про стеновые блоки от других производителей? У них в принципе все как и у твинблока- те же размеры, те же физические характеритики, Но!!!

Наш личный рейтинг разных брендов – вот на этой страничке.


Ну вообщем- то и все… Про размеры твинблока рассказано, их упаковку показали, про разгрузку- погрузку упомянули.

Будут вопросы- онлайн консультант, почта, телефон в вашем распоряжении…

Пишите, звоните, спрашивайте…


Похожие (даже не так- ОЧЕНЬ похожие) стеновые блоки на Твинблок:

Магия кирпича. Раньше мое отношение к кирпичу было… | by Elena Belaya

Раньше мое отношение к кирпичу было довольно прохладным: ну кирпич и кирпич. То ли дело дерево с его приятной тёплой поверхностью и не повторяющимся природным рисунком, который можно разглядывать бесконечно! Но последняя поездка в Голландию на производство фасадного кирпича ручной формовки и прогулки по голландским улочкам перевернули мое представление о кирпиче. Я и не представляла, сколько возможностей для архитектуры и декора таит в себе обожженная глина! Как уместна отделка фасада грубым неровным кирпичом в любой, даже самой современной архитектуре.

Площадь голландского городкаСтенд продукции завода Торн

Первое, что меня удивило, это цвет. Я думала, что кирпич бывает красным, белым и желтым. А тут: целая палитра красок: от совсем светлых, белых, бежевых и серых, до темно-бордовых, коричневых и даже чёрных! Чёрный цвет меня особенно очаровал: такой стильный кирпич я ещё не видела. Стоимость чёрного кирпича, правда, оказалась почти вдвое дороже, так как получают такой удивительный цвет путём двойного обжига, что вдвое усложняет процесс.

Цветовая палитраСочетание цветов и размеров50 оттенков серогоЧерный кирпич и его вариацииАссортиментШоу-рум концерна Винербергер

Все многообразие и великолепие цвета очень хорошо видно на фотографии посёлка таунхаусов: красные, желтые, терракотовые фасады на фоне голубого неба выглядят, как яркий осенний лес.

Второе — это форма. Увидев на заводе кирпич ручной формовки, я поразилась его «уродливости» — как будто ему уже несколько веков и археологи откопали его из толщи пыли и грязи.

Но стена, выложенная из таких кирпичиков, это просто произведение искусства! Причём грубость и кажущаяся «некачественность» кирпича только добавляет ему шарма!

Посмотрите на эту кладку с выросшим на ней мхом: это один из образцов, стоящий на территории завода. Никто не пытается сделать образец идеальным, новеньким. Он стоит под открытым небом и на нем уже вырос мох, но как декоративно он смотрится! И ещё это прекрасно демонстрирует то, что кирпичная кладка — долговечна, надёжна и не боится никакого воздействия окружающей природной среды и остаётся такой же прочной.

Третье — способ укладки. Я поняла, что до этого не знала об этом ничего. Оказывается, кирпич можно класть не только горизонтально и вертикально, сочетая на фасаде разные его цвета.

С помощью вариаций укладки тычковой, ложковой и постельной стороной, в разных направлениях, с выступами, под углом, можно создавать бесконечное количество орнаментов и декоративных элементов.

Декоративный элемент на фасадеДекоративный элемент на фасадеРазличные приемы декорирования фасадаКирпичный узор на фасаде

И голландские архитекторы не ограничивают себя в полёте фантазии. Безусловно, это высший пилотаж: имитация на стене дома следов истории. Как будто здесь раньше было окно, а потом, в ходе реконструкции его заложили, но немножко не попали в цвет:)

Имитация следов “истории” на фасаде здания

Или «пьяная» кладка, где, кажется, вообще нет никаких правил и никакой логики укладки и в дело идут даже битые осколки кирпича.

“Пьяная” кладка

Говоря о кирпиче, нельзя не коснуться архитектуры в целом. Мы видели разные дома: привычные для Голландии таунхаусы — узкие, «слепленные» между собой домики с высокими крутыми крышами; многоэтажные дома; современные малоэтажные жилые комплексы в современном стиле, а так же комплексы, выполненные в стиле средневековых замков. И все это вызывает такие чувства, которые нельзя описать другими словами, кроме слова «восторг», как бы пафосно это не звучало.

Голландские таунхаусыСовременный жилой комплексВнутренний дворик жилого комплексаГородская застройкаЭркер в таунхаусеОформление входной группыЖилой комплекс в стиле средневекового замкаТот же средневековый замок, только сбоку

В Голландии кирпич используется повсюду: на фасадах домов, для заборов, в качестве дорожного мощения и даже в виде крошки — для покрытия дорожек и внутренних двориков. И, как оказалось, кирпича не может быть много!

Кирпичный заборКирпичное мощениеВстроенная в мощение скульптураПокрытие из кирпичной крошкиЕдинение кирпича и природы

Расход штукатурки на 1 м2

Перед началом любого ремонта следует заранее рассчитать, сколько стройматериалов понадобится. Во-первых, это поможет определить, сколько материалов нужно закупить, а во-вторых, грамотно рассчитать финансовые затраты на предстоящую отделку. Например, при проведении штукатурных работ важно уметь рассчитать расход штукатурки.

Будете вы вести ремонт своими силами или же нанимать для проведения ремонта мастеров-отделочников, умение провести расчет расхода строительных материалов поможет точнее учитывать денежные траты.

Факторы, влияющие на расход штукатурки

На расход штукатурки на 1 м.кв. в основном влияют два фактора:

    Тип штукатурки. Цементная, гипсовая, известковая, цементно-известковая – выбор зависит от того, на какое основание мы будем ее наносить. Ведь стены могут быть бетонным, деревянными, блочными, кирпичными, гипсокартонными. Расход у каждого состава отличается и обычно указан на упаковке.
    Степень неровности стен. Чем больше кривизна поверхности стен, чем больше в ней повреждений, тем выше расход штукатурки.

Пример расчета штукатурки на 1м2

    Расход штукатурной смеси на 1 м.кв. делается следующим образом. Сперва выясняем, какую именно штукатурку следует использовать конкретно в нашем случае. Для этого удобно воспользоваться функцией онлайн-подбора продукта. Допустим, мы будем применять гипсовую ilmax 6805.
    Затем выясняем нужную нам толщину слоя. Для этого стена очищается и выполняется провешивание, ставятся маячки. Выбираем несколько ключевых точек, в которых нужно измерить отклонение стены от плоскости, складываем получившиеся величины и разделяем на количество контрольных точек.
    Например, нужно провести выравнивание стенки, площадь которой 20 м², у которой максимальное отклонение от уровня равно 50 мм. Контроль неровностей в трех точках показал цифры 10 мм, 30 мм и 50 мм. Суммируем показатели: 10 мм + 30 мм + 50 мм=90 мм. Делим результат на количество контрольных точек: 90 мм : 3= 30 мм. Таким образом, средняя толщина наносимого слоя штукатурки составит 30 мм.
    Обычно производители всегда указывают на упаковке средний расход штукатурки на 1 м.кв. при слое толщиной 1 мм. У гипсовой штукатурки ilmax 6805 средний расход составляет 0,9 кг на 1 м.кв. при слое 1 мм. Теперь выполняем расчет:
    0,9 кг (примерный расход) * 30 мм (средняя толщина слоя) * 20 м.кв. (площадь стенки) = 540 кг. Столько продукта нам потребуется согласно условию задачи. А поскольку смесь фасуется в мешки по 30 кг, то вычислим количество мешков:
    540 кг (нужное количество штукатурки) : 30 кг (масса одного мешка) = 18 мешков.

Расход штукатурки разных видов

Различные виды штукатурки имеют различный состав и, как следствие, разный расход, который может отличаться в разы. Рассмотрим подробнее расход штукатурной смеси различного состава и предназначения на 1 м.кв. при толщине слоя 10 мм.

    Расход цементной штукатурки (например, ilmax 6800) на 1 м.кв. составляет 1,6-1,8 кг при слое 1 мм, или 16-18 кг при слое 1 см. Такая штукатурка является универсальной и может быть с успехом применена как для работ внутри помещений, так и на фасадах зданий. Выравнивает блочные, кирпичные, цементные и бетонные стены.
    Благодаря низкой насыпной плотности, гипсовая штукатурка (к примеру, ilmax 6805) имеет гораздо более низкий расход, чем цементная. Для оштукатуривания 1 м.кв. понадобится всего лишь 0,9-1 кг. при слое 1 мм, или 9-10 кг. сухой смеси при слое 1 см. Такая штукатурка невероятно легка и удобна в применении, но подходит только для внутренних работ, причем в сухих отапливаемых помещениях. А это несколько ограничивает сферу ее применения. За счет «тяжелых» наполнителей расход декоративных штукатурок сопоставим с расходом цементных или даже выше. Впрочем, наносятся декоративные штукатурки гораздо более тонким слоем – 2-5 мм против 5-20 мм у цементных. Однако конкретные цифры расхода зависят от типа декоративной штукатурки.
    Рассмотрим структурную декоративную штукатурку короед (например, ilmax 6540). Высокая прочность и оригинальный рисунок, имитирующий «проеды» жучка-короеда делают ее особенно популярной в Беларуси. На 1 м.кв. расход штукатурки короед с зерном 2 мм равен 2,4-2,6 кг, а смеси с зерном 3 мм – уже 3,5-3,7 кг.
    Расход фактурной декоративной смеси (такой, например, как моделируемая ilmax 6520) на 1 м.кв. составляет всего 1,2-1, 4 кг при слое 1 мм и до 6-7 кг при слое 5 мм.
    Весьма экономичен расход венецианской штукатурки. Ее расход может варьироваться от 70 до 200 г на 1 м.кв. – все зависит от толщины слоя.

Если все-таки расчеты вызывают затруднения, то рекомендуем воспользоваться онлайн-калькулятором расчета расхода смесей

Зная площадь стены, которую нужно оштукатурить, и среднюю толщину слоя, введите в ячейки калькулятора цифры и получите количество требуемого материала с минимальной погрешностью!

Лунные изыскания (рассказ о «кирпиче») — Творчество Андрея Платонова

I

Сын шахтера, инженер Петер Крейцкопф в столице своей страны был первый раз. Вихрь автомобилей и свист надземных железных дорог приводил его в восторг. Город должен быть населен почти одними механиками. Но заводов было не видно — Крейцкопф сидел на лавочке центрального сквера. Заводы стояли на болотах окраин, на полях сброса канализационных вод, за аэродромами мировых воздушных путей.

Крейцкопф был молод и денег не имел нисколько: он серьезно поссорился с администрацией копей, желавшей добывать деньги из одного сжатого воздуха, посвоевольничал в своей копи, был отдан под суд и уволен. И Крейцкопф приехал в столицу. Поезд пришел рано, но этот странный город был уже бодр: он никогда не просыпался, потому что не ложился спать. Его жизнью была не дума, не настроение, не ритм, а равномерно ускоренное движение. Город не имел никакой связи с природой — это был бетонно-металлический оазис, замкнутый в себе, совершенно изолированный и одинокий в пучине мира и в змеином гнезде стихий.

Роскошный театр из смуглого матового камня привлек взор Крейцкопфа. Театр был так велик, что мог бы быть стоянкой воздушных кораблей. Горе раскололо сердце Петеру Крейцкопфу: его молодая, когда-то влюбленная в него жена Эрна осталась в Карбоморте, угольном городе, откуда Петер приехал. Когда Эрна сошлась с главным инженером-электриком, Петер предостерегал ее: «Не стоит уходить, Эрна, мы жили с тобой семь лет, дальше будет легче, я поеду в центр и приступлю к постройке „кирпича“ — мне дадут денег, наверное дадут».

Но Эрне надоели обещания, надоел угольный туман копей, узкая жизнь Карбоморта и одинаковые рожи бессменного технического персонала, особенно две личности друзей Петера — узких специалистов, сознательно считавших себя атомами человеческого знания. Самый высокий разговор, слышанный Эрной, это слова друга мужа, Мерца: «Мы живем для того, чтобы знать».

— А того и не знаете, — ответила тогда Эрна, — что люди живут не для того, чтобы знать…

Петер понимал и Эрну, и друзей, а его они не особенно понимали. Аристократка, дочь крупного углепромышленника, получившая образование в Сорбонне, Эрна ненавидела и других друзей Петера — мастеров, электромонтеров и изобретателей, просиживавших в ее гостиной с Петером в ненужных спорах до полуночи.

Крейцкопф знал, что мало у него общего с Эрной: он полусамоучка, инженер по призванию, и она, овладевшая последними цветами европейской культуры, ему недоступной.

И Эрна ушла в свой круг людей, — людей, получивших воспитание и умеющих сдерживать инстинкты внутри себя, людей, знающих философию и новейшую литературу; а главное — лю-дей, искушенных в женщине и ее пороках.

Крейцкопф тосковал, он не знал, что ему делать одному среди множества людей.

— Эрна, — думал он, — Эрна, и ты лишь стихия, а я надеялся замкнуть тебя в сооружение любви. Но стихия смыла мое сооружение любви— и стихия снова ищет… более прочного соору-жения.

От всеобщей занятости, электрических реклам, запаха отработанных газов и рева бушевавших машин тоска Крейцкопфа удесятерилась. Он вспомнил прошедшие годы своей жизни, полные труда, доверия к людям, технического творчества и преданности к любимой единственной женщине. И вот — все истреблено неясными стихиями: люди обманули и предали, его труд был не нужен для них, женщина полюбила другого и возненавидела его, творчество привело его к одиночеству и нищете. Крейцкопф знал — трава гуще растет на гниющих трупах материнских травинок, человек держится близ человека из-за пользы, но Крейцкопф допустил одно исключение — любовь, когда люди связаны бесполезно, — и был разбит; сердце его теперь разорвано в клочья, и мозг утратил свежесть и ясновидение. Оказывается, не такова жизнь: сырые силы природы рвут душу человека так же, как рвет искусственный огонь миры, примостившиеся в парах бензина.

— Неужели нет спасения? Чепуха — неси свою жизнь, как бурю, от которой отступят все земные ветры. Смерть? Нет, пусть меня раздавит неодолимое — или я одолею все видимое и невидимое.

Крейцкопф встал, утерся грязным платком и пошел в Научно-технический комитет Республики. Он не верил в пользу зеленых письменных столов, знал иронию, спрятанную в ящиках канцелярий, и глухое невежество профессоров. Но податься было некуда.

Его принял председатель комитета, инженер-путеец. Крейцкопф изложил ему свое предложение, иллюстрируя его графическими материалами. Предложение касалось некоего транспортного орудия, способного перемещаться во всякой газовой среде: в атмосфере и вне атмосферы. Металлический шар, начиненный полезным грузом, укреплялся на диске, стационарно установленном на земле. Шар укреплялся на периферии диска; сам диск имел либо горизонтальное земной поверхности положение, либо наклонное, либо вертикальное, — в зависимости от того, куда посылался снаряд: на земную станцию или на другую планету. Диску давалось достаточное, для достижения снарядом станции назначения, вращение; по достижении диском необходимого числа оборотов, в нужном положении диска, совпадающем с направлением линии полета, шар автоматом отцеплялся от диска и улетал по касательной к диску. Все совершалось по формуле центробежной силы, включив в нее коэффициент сопротивления среды. Безопасный спуск снаряда на землю (или на другую планету) обеспечивался автоматами на самом снаряде: при приближении к твердой поверхности замыкался в автомате ток и сжигалось некоторое количество взрывчатого вещества в направлении обратном полету, — этим достигалось торможение полета, и падение превращалось в плавный безопасный спуск. Взлет снаряда также был безопасен и плавен, так как скорость кидающего диска начиналась с нуля.

Во всем изобретении был скопирован камешек мальчика, который летит, брошенный слабой рукой. А тут был не камешек, а «кирпич» с тугою начинкой — коммерческим грузом или пасса-жирами, все равно.

Крейцкопф предложил пустить первый снаряд по такому пути, чтобы он описал кривую вокруг Луны, близ ее поверхности, и снова вернулся на Землю. В «кирпиче» будут установлены все необходимые аппараты, автоматически запечатлевающие в межпланетном пространстве и близ Луны температуру, силу тяготения, общее состояние среды, строение электромагнитной сферы; наконец, автоматические киноаппараты воспримут все, что несется мимо снаряда, и оставят ленты. Конечно, в конструкции всех этих аппаратов должно быть принято во внимание мчащееся состояние «кирпича».

Крейцкопф руководился тайной мыслью: человек порочен потому, что народонаселения на земле много, — в давке, в тесно те, у иссыхающих питательных жил земли проходят дни неповторимой жизни, и отсюда — скука, дикость души и скользкая тропа под ногами; отсюда — не до любви, не до счастья: лишь бы продержаться сумму кратких лет. Крейцкопф надеялся открыть на соседних планетах новые, девственные источники питания для земной жизни, провести от этих источников рукава на земной шар — и ими рассовать зло, тягость и тесноту человеческой жизни. И когда откроются безмерные недра чужого звездного дара — человек зануждается только в человеке, а не в вещи и не в пище и питье.

Тогда, сокровенно знал Крейцкопф, любовь будет возможной, любовь станет тогда в человеке единственной скупостью и прочным достоянием; и притом, любовь будет одной у человека, и не пройдет, и не повторится на другой, до последнего часа у руки любимой. Любовь конкретна и индивидуальна, поэтому она разное чувство у каждого. Она не закон природы, а нарушение его, не общий признак, а отличие, такое отличие, что любящее и любимое человечество будет драгоценной коллекцией разных минералов, ломающих в себе лучи зенитного солнца каждый по-своему, а вместе — чудесней радуги.

— Урожай у нас ожидается хороший, — выслушав, в раздумье сказал председатель Комитета, — промышленность налажена, идет новое строительство. .. Да, пожалуй, денег просить можно. Сколько у вас требуется по смете? Шестьсот тысяч. Хорошо. Только необходимо весь вопрос поставить перед пленумом Комитета, добиться положительного заключения пленума и тогда уже войти с представлением в правительство… Пленум Комитета у нас соберется… сегодня вторник… в пятницу. Я лично сторонник вашего предложения. В расчетах, насколько я уловил, нет ошибки. Так вы в пятницу свободны?

— Я в вашем распоряжении, — ответил Крейцкопф.

— Хорошо. Так до пятницы. Будьте здоровы.

— До свидания.

Крейцкопф ушел. Он не ожидал такого внимательного отношения. Да, но что делать до пятницы, три дня, и где взять еды?

Город неизменно бунтовал жизнью и делом. Был полдень и знойное лето. Крейцкопф купил дешевую газету. Начал с объявлений. «…Требуется инженер… в отъезд… в отъезд…» Нету ничего нужного. Вот: «Требуется конструктор… генераторов…» Не знает детально Крейцкопф этой отрасли. Еще: «Нужен временно гонщик для испытания автомобильных моторов новых конст-рукций на динамику. ..» Это идет: Крейцкопф имел два автомобиля — подарки жены в первый год их жизни — ездить умел отлично и любил это занятие.

Крейцкопфа приняли и дали жалованья, к его удивлению, больше, чем он получал в копях. Предложили прийти в среду с утра на работу в гараж. Крейцкопф заметил, что экзаменовал его технически неграмотный человек. Это его не касалось.

Вечер и ночь Крейцкопф просидел в парке на одном месте. Думы о прошлом терзали его. Он видел, как чужие волосатые руки обнимают оставшиеся девичьими груди Эрны. И Крейцкопф не знал что ему делать. Он прохаживался и возвращался снова. Стало прохладно. Мимо еще ходили проститутки и в желтом рассвете, смешанном с электрическим сиянием, улыбались, как трупы.

— Теперь они уснули, — подумал Крейцкопф, — теперь они устали и проснутся не ранее полудня. И я до двенадцати часов успокоюсь. И ветер ведь волнуется, и я взволнован, иначе не бывает на земле. Может быть, на Веге, на Луне другое… Посмотрим когда-нибудь…

Крейцкопф пошел в гараж, на место новой службы. Гараж был открыт, но не было заведующего. Разгоралось утро. Была окраина города. Крейцкопф курил и боролся со сном.

Наконец пришел заведующий, и Крейцкопфу дали машину: с виду похожа на тип девяностосильных Испано-Суиза, но было в ней что-то иное: диаметр колес увеличен и радиатор полукруглый. Мотор был запломбирован. В отдельном ящике, тоже на пломбе, стояли все нужные саморегистрирующие приборы.

Крейцкопф выехал. Машина ступала мягко и тянула бешено, несмотря на неразогретый мотор. Вместо пассажиров был положен мертвый груз.

Крейцкопфу дали задание: «Сделайте сегодня до обеда 300 километров по счетчику и возвращайтесь после этой дистанции».

Шоссе лежало пустым, Крейцкопф воткнул четвертую скорость, дал газ до отказа и полетел кирпичом. Тахометр показывал 104 километра. Но мотор разогревался и усиливал тягу. 118 ки-лометров. Мимо свирепствовал ветер в это тихое утро. Кругом распласталась природа. Вдалеке дымились трубы крематория, там гибнут остатки людей.

Успокоенный, забывший горе своего сердца, Крейцкопф наращивал скорость. 143 километра. Дорога безлюдна, мертво наше прошлое, а навстречу — ветер, путь и восходящая стрелка измерителя скорости.

Вдруг показалась корова. Крейцкопф срулил мимо без тормоза. Дальше шел небольшой поворот, машину немного занесло от скорости. Крейцкопф выключил конус и в метре от машины заметил лохматую голову.

Крейцкопф рванул налево руль и повел ручным тормозом до отказа. Машина затряслась, запылила вывернутая мостовая, но ребенка ударило правым фонарем, и голова его расселась по материнским швам. Туча черной крови залила его легкую летнюю одежду, неповрежденные глаза полуприкрылись длинными ресницами, и пухлые нетронутые губы сложились бантиком, который теперь никогда не развяжется.

Крейцкопф оледенел от рвущего тело страдания, он крикнул одичавшим сердцем и лег на труп ребенка, рыдая, терзаясь и борясь с обступившей его темнотой последнего отчаяния. Кругом было молчаливо, мотор потух, и город вдали ровно шумел.

Крейцкопф встал, поднял на руки ребенка и положил его в автомобиль. Это был мальчик, на фуражке его было написано «Океан», кровь запеклась и остановилась, ему было лет пять.

Крейцкопф тронул машину и тихо поехал, ища глазами мать, обходя выбоинки, чтобы не трясти мальчика. Но не было никого. И Крейцкопф погнал, сбросив фуражку, резко подкидывая стрелку тахометра, — и слезы текли по его лицу, смешанные с пылью, грязными струями. Он опять рыдал, налегая грудью на руль. Труп ребенка свалился с сидений на пол и там шевелился от тряски.

Крейцкопф свернул на проселок и скоро остановил машину. У межевого столба была яма. Он слез туда с ребенком и положил его в готовую могилу. Личико ребенка уже сморщилось, не совсем прикрытые глаза побелели и закатились. Крейцкопф набрал воды из радиатора и обмыл его начисто, потом тихо поцеловал в чистые губы, и горячие слезы снова омыли его лицо.

— Я тебя не забуду никогда, милый, теплый ты мой… Я переверну все и отомщу за тебя, — шептал Крейцкопф, и горе горело в нем костром.

Он отрезал пучок светлых волос и взял их себе вместе с шапочкой «Океан», потом засыпал могилу автомобильным инструментом. Засыпав яму, он затосковал по мальчику так, что хотел его откопать.

— Я искуплю тебя, — прошептал он и пошел к машине. — Что Эрна, что моя ревность?!. Тут будет теперь моя вечная привязанность и моя верная нежность…

Крейцкопф заметил местность могилы и поехал. Он ехал медленно, стихнув сердцем, прижимая рукой к рулю круглую шапочку «Океан» с прядью тонких русых волос.

Вернувшись в гараж, Крейцкопф взял аванс под жалованье и ушел в город. Он купил вечернюю газету, желая найти имя мальчика, и нашел его: «Родители умоляют… ушел из дома в шесть утра… звать Гога… четыре с половиной года, русый, очень ласковый, фуражечка с надписью „Океан“… свекловичное хозяйство Ромпа… директору Фемм…»

— Гога Фемм, — шептал Крейцкопф, сидя в темноте кино. — Но что же мне делать, ведь мать его умрет.

II

Пришла пятница, Крейцкопф защищал в Центральном научно-техническом комитете свой проект и защитил его. Он спорил и бился отчаянно, и мертвый мальчик был в его памяти.

Проект получил визу Комитета и пошел в правительство. Не раньше, чем через месяц, станет известным результат.

Крейцкопф по-прежнему обкатывал машины, убивая вечера в кино и в бесцельных шатаниях по кипящим улицам.

Раз он получил письмо от Эрны, каким-то путем узнавшей его адрес: «Петер, мы с мужем уезжаем до Нового года в Брюссель. Хотела бы иногда тебя видеть как друга. Прошлого не из-гладишь сразу, чувство не издается дважды равноценно. Мы будем в столице с 20 по 25 августа; жить будем в „Майоне“, где жили когда-то мы с тобой. Я слышала, ты не очень счастлив, служишь шофером; с твоего разрешения, я могу попросить мужа устранить препятствия, мешающие твоей карьере. Ведь ты чрезвычайно одаренный человек, я-то знаю. Отвечай мне в Карбоморт. Эрна».

Крейцкопф ничего, конечно, ей не ответил.

Шли недели. Крейцкопфа ценили на новой службе, и раз он участвовал в официальных гонках, где выиграл второй приз.

Наконец его вызвал Комитет: из правительства пришел ответ — деньги по смете будут отпущены в два года равными долями, к работам можно приступать, все результаты исследования межпланетного пути и Луны поступают в собственность правительства.

Крейцкопф ликовал. Он съездил на могилу мальчика, где увидел, что холм порос лебедой, что поле глухо, что сердце его обрастает салом забвения. Дорогой он плакал и рвал сухие колосья. Однако, не имея никого близких, не зная друга, он дал телеграмму в Брюссель: «Эрна, „кирпич“ будет брошен через два года, строю».

Эрна ответила: «Радуюсь, жму крепко руку».

Всю жизнь не видел Крейцкопф такой удачи и не мог сдержать себя: он пел в своей комнате странным голосом путаные песни и ходил в пивную с шоферами.

III

Началась постройка. На плацдарме открытом всему небу бутили фундамент под электромотор в 120 тысяч лошадиных сил, под трансмиссионное устройство и под опорный подшипник — подпятник кидающего диска. Одновременно велось ответвление от ближайшей магистрали высокого напряжения для питания электродвигателя и ставился трансформатор.

Крейцкопф был вне себя от энергии, кипевшей в нем, как в паровозе. Он бы построил всю систему сооружений для развития в «кирпиче» летной живой силы в полгода, но план финансирования был растянут на два года.

Самый снаряд строился машиностроительным трестом «Мон- те-Монд» и должен быть готовым через пять месяцев.

Но черный случай шел вслед Крейцкопфу: при взрывных работах в котловане опорного подшипника сорок рабочих, из них пять лучших в стране специалистов, были убиты электрическим током, как констатировала комиссия. Но тока жизнеопасного напряжения на месте работ не было. Это точно установила техническая экспертиза. Однако сорок трупов были обернуты в грубое полотно и отвезены к семьям на пяти грузовиках.

Работа остановилась. Крейцкопф молчал и не предпринимал никаких шагов снова наладить постройку. В нем физически явственно разрушалось сердце: он нечаянно умертвил рабочих. Крейцкопф раньше пробовал свой метод в копях, правда, в отсутствие людей, — горные породы превращались в тонкий прах.

Метод состоял в том, что в материю, подлежавшую превращению из минерала в пыль, направлялись электромагнитные волны таких периодов и такой длины, что они совпадали с есте-ственным колебанием электронов атомов материи; эти искусственные волны раскачивали, усиливали электронный пульс атомов, и атом разрывался, частью превращаясь в неизвестный не-ощутимый газ, частью в легкую пудру.

Зная теоретически точно безвредность электромагнитных волн такой структуры для человека, Крейцкопф, не говоря слова, пустил в действие свой аппарат в направлении котлована. И он посеял густую смерть и глине котлована, и живым организмам.

Странно, что следователь не обнаружил в Крейцкопфе преступника: его томящееся сердце было видно на его лице и в его бледных глазах.

Работы возобновились, но шли тихо, и Крейцкопф не торопил производителей работ. Но скоро снова вышла заминка, где Крейцкопф был ни при чем: в финансовой части работ обнаружилось крупнейшее хищение, кассир и начальник части скрылись. Крейцкопфа обвинили в административной халатности и даже в соучастии, по какому-то грязному доносу. Крейцкопф не защищался. Работы законсервировали, правительство назначило Особую техническую комиссию для пересмотра всего проекта, а Крейцкопф был судим и приговорен к одиночному заключению на год.

Очутившись в серой камере, Крейцкопф опомнился. Долгие недели он лежал на койке и думал. Лето догорало, падал лист, Эрна была в Брюсселе, Гога Фемм в могиле, те сорок тоже гнили в земле. Впереди одна мертвая мечта — лунный полет.

Крейцкопф заболел, случайно и несоответственно, какой-то внутренней кишечной болезнью. Его перевели в тюремную больницу. Неслышно, в туфлях, по опавшим листьям, ступала осень в природе.

Выздоравливая, Крейцкопф гулял по коридору на третьем этаже больницы. Коридор кончался открытым окном в тихий парк; там пели поздние птицы; атмосфера лежала дорогой на Луну.

Крейцкопф подошел к раскрытому окну и долго рассматривал тающий сумеречный воздух и агонию растительного мира, потом сразу, без разбега, кинулся в окно. Его тюремная камилавка слетела с головы, а халат накрыл и его и часового, на которого упал Крейцкопф. Вонзившись в неожиданное мягкое тело, Крейцкопф захлебнулся своей кровью, хлынувшей из треснувших легких, но понял, что остался жив. Часовой лежал под ним мертвым, с ногами, упертыми в собственный лоб, сломанный пополам в седалище.

Крейцкопфа осудили вновь за побег, за убийство солдата и приговорили к восьми годам, по совокупности с прежним преотуплением. Крейцкопф не мог доказать, что он искал не вольной жизни, а тесной могилы.

Время стало мутным и неистощимым: шли дни, как годы, шли недели, медленно, как поколения. Крейцкопф был обречен. Он выработал искусство — не думать, не чувствовать, не считать времени, не надеяться, почти не жить: было легче на одну нитку.

Ассоциация инженеров его страны запросила правительство о возможности дострочного освобождения Крейцкопфа для продолжения постройки «кирпича». Правительство предложило подождать заключения Особой технической комиссии по пересмотру проекта в целом.

Лег снег. Крейцкопф разлагал в себе мозг, мертвел и дичал. Особая комиссия закончила свои работы: проект верен, и, если «кирпич» не встретит на пути к Луне блуждающих метеоритов, снаряд способен достичь лунной периферии и возвратиться; предвидеть же все случайности межпланетного пути абсолютно невозможно. Особая комиссия позволила себе вынести мнение о Крейцкопфе как человеке исключительного технического творческого дара.

Правительство согласилось освободить Крейцкопфа под поручительство Ассоциации инженеров. Страна удовлетворилась решением правительства: все считали, что в Крейцкопфе редкий гений соединен со страшным антисоциальным существом: вором, убийцей и темным бродягой. Но все же дать ему кончить лунный снаряд следует, — так думали все порядочные граждане всех городов и поселений страны. Общественным мнением руководило не сострадание, а любопытство.

Крейцкопфа выпустили. Он долго приспосабливался и трудно вспоминал когда-то привычное.

Работы возобновились. Крейцкопф вел теперь узкотехническую, конструкторскую работу. Главным инженером было другое лицо — инженер-электрик Нимт, второй муж Эрны. Нимт вошел в доверие правительства и Ассоциации инженеров и теперь делал карьеру на модном деле Крейцкопфа.

Крейцкопф не имел способности правильно и с тактом относиться к окружающим вещам. Он отнесся ко всем переменам равнодушно: его теперь мало интересовало дело лунных изысканий, он вел свою работу ровно, усердно и автоматически. В нем развилась сонливость, и он все неслужебные часы спал дома один. Одиночество после тюрьмы стало его страстью, и он тяготился людьми на службе и не бывал в городе. Нимт вел себя с ним корректно, но оставался чужим и неясным.

Эрны на постройке не было ни разу — Нимт и она жили в городе.

Снаряд был готов. Долго не удавалась совершенно точная установка метательного диска: диск должен быть установлен под некоторым углом к геометрической поверхности земного шара, и этот угол должен быть соблюден с предельной тщательностью: угол наклона диска определял путь полета «кирпича».

Весной работы были приостановлены на пять месяцев: надо было дожидаться нового бюджетного года и второй половины кредитов, ибо средства этого года были исчерпаны.

Нимт уехал с Эрной за границу, в Киссинген. Крейцкопф получил отпуск на все время до возобновления работ с сохранением содержания.

Он поехал на знаменитые электрометаллургические заводы в Стуасепте. Его интересовали опыты этих заводов по извлечению глубоких железных руд в предгорьях Алдагана.

Правление заводов дало Крейцкопфу рекомендательное письмо к главному инженеру на Алдаган, и он отправился. Ехать нужно было четыре тысячи километров. Крейцкопф поехал по железной дороге. Поезд вел не паровоз, а газовоз, сменивший собою недолго поживший тепловоз. Газовоз представлял собою газовый двигатель на колесах. Все нижнее ходовое устройство было, как у паровоза, но в цилиндрах работал не пар, а сжатый воздух: передача энергии газогенераторного двигателя к ведущим колесам была пневматическая. Газовоз был самый дешевый транспортный двигатель: он работал на газе каменного угля, дров, торфа, соломы, сланца, бурых малогорючих углей и на всех тлеющих отбросах, из которых только можно выгнать силовой газ. Газовоз возил с собою на прицепке два вагона-аккумулятора, где в сильно сжатом состоянии помещался газ, которым питался двигатель газовоза. Через каждые 300-400 километров стояли маленькие газовые заводы, которые производили газ из местного подножного дешевого топлива. С этих заводов забирали газ газовозы, как раньше паровозы забирали воду из водонапорных баков водокачек.

Против паровоза газовоз вез дешевле в четыре раза.

Крейцкопфа заинтересовали эти быстро вошедшие в транспорт машины, и он с радостью наблюдал из окна, как бодро и мощно берут газовозы крутые подъемы без всякой потери ско-рости.

Уже год минул с тех пор, как Крейцкопф приехал в первый раз в столицу. Стояло новое лето. Зной гудел в полевых пространствах — жуткий труд сельского хозяина упорно боролся с ним за влажность трав, за сытость плотных городов, а также за лунный полет.

Крейцкопф заметно поседел, состарился и потерял детское любопыство к ненужным вещам. Он чувствовал, что идет на убыль, — еще осталось немного лет, и скроется от него жизнь, как редчайшее событие.

Крейцкопф хотел бы друга, задушевного негромкого разговора и простой жмущей теплоты, невнятно говорящей о родственности и сочувствии людей друг к другу. Но он жил в сумрачном сне, его уважали и его чуждались. Его считали необыкновенным — и в гении и в преступлении, а Крейцкопф был обычным и простым человеком: ему были чужды и ненавистны отвлеченности и холодные вершины. Он любил горячее действие, а не вышнее созерцание, хотя знал ценность отъединенной мысли, в беспощадности кусающей свой хвост.

На вторые сутки поезд вошел в страну страшных подъемов и уклонов— это предгорья великой Алдаганской системы, поднявшейся из глубин тропического моря и исчезающей в ледяных пучинах Арктического океана.

Станция Стуасепт — ив километре от нее столица металлургии: директория железорудной промышленности, горная академия, правление электрометаллургических заводов и гидроэлект-рическая силовая установка в миллион киловатт. Прочно стояла эта новая человеческая беспримерная природа.

Крейцкопф сразу поехал на место работ по извлечению глубоких руд. Администрация работ встретила его просто и задушевно: горные инженеры имели перед собой первоклассного техника другой области практики, и только.

Известно, что добывание железной руды с трехсотметровой глубины не может экономически оправдываться, здесь же опытным путем хотели доказать иное. Электромагниты, питаемые током в сотни тысяч лошадиных сил от гидравлической установки, были направлены полюсами в подземные районы залегания железных руд. Гигантские массивы руды с завыванием и грохотом, похожим на землетрясение, прорывали оболочку земли и вылетали на дневную поверхность, стремясь к полюсу электромагнита. В момент разрыва рудой последнего почвенного покрова осо-бым автоматом в электромагните прерывался ток и сам электромагнит отводился в сторону. И глыбы руды вырывались из недр с горячим ветром, накаленные до бордового цвета трением о встречные породы, и, взлетев на сотню саженей, падали на материнскую землю, слегка зарываясь. Лебедка-самоход поднимала куски руды щипцовым ковшом, окунала в пруд для охлаждения и подвозила к конвейеру. Конвейер подавал руду к домнам.

Несмотря на огромную силу, нужную, чтобы вырвать руду из недр электромагнитом, сила эта тратилась лишь несколько мгновений, и потом — электромагниты питались током, добытым из энергии падающей подпертой воды, поэтому глубокая руда обходилась не дороже мелкозалегающей руды, добываемой обычным способом. И было что-то чудовищное и неестественное в том, что из-под земли вылетал металл, скрежеща и тоскуя на пути.

Вечером Крейцкопф обедал у одного производителя работ по магнитной добыче руды, инженера Скорба. Пожилой спокойный человек, один из конструкторов мощных добывающих элек-тромагнитов, Скорб имел тихий нрав и лютую работоспособность. Скорб был одинокий: его семья — жена и две дочки — утонули в весеннем паводке горной реки двадцать лет назад. Скорб потом отомстил этой реке — он построил на ней регуляционные сооружения, сделавшие невозможными никакие паводки. Старший же брат Скорба, страстно им любимый, погиб на знаменитой железнодорожной Кукуевской катастрофе. И с тех пор Скорб существует один, если не считать тысячу электриков, слесарей, монтеров и горнорабочих, сплошных друзей Скорба.

Ночью, когда заснули и Скорб, и Крейцкопф, к ним постучали. Телеграмма Крейцкопфу: «Эрна получила смертельные ушибы случайной уличной катастрофе. Если вам она дорога, рад буду видеть вас. Нимт».

Крейцкопф не знал, что ему ответить, — и никак не ответил. Эрна была ему дорога, как в первый день встречи, но он не верил, что счастье человека возможно в той суете, тесноте и толкотне, какие есть на земном шаре.

Нельзя сохранить такое нежное устройство как любовь под кирпичами случаев и под червем забот: история несется и так трясет пассажиров, что у них головы отрываются.

Расцвело утро. Скорб сопел во сне, Крейцкопф глядел в окно — в горный яснеющий сумрак. Руда трясла землю и колола воздух резкими артиллерийскими ударами.

Крейцкопф не очень страдал: еще в тюрьме он отучился от этого. Но вернее, его отучила страдать жизнь, долго бившая его по одному месту, так что это место покрылось шершавой кожей, как пятка, и поэтому никакой гвоздь не берет теперь сердце Крейцкопфа.

Утром Скорб и Крейцкопф поели рыбы и собирались уходить. Крейцкопфу принесли вторую телеграмму: «Смертельная опасность миновала, Эрна останется только искалеченной. Прошу прощения за беспокойство. Нимт». Крейцкопф долго думал, что же ответить Нимту, молчать было явно неудобно, — это подтвердил и Скорб. И Крейцкопф ответил коротко, но внимательно: «Прощаю беспокойство. Жене вашей Эрне желаю здоровья. Крейцкопф».

Через час Крейцкопф уехал в столицу.

Снова зачихал газовоз и забормотали колеса. Пышное лето плыло в вечном сиянии солнца, а за спиной Крейцкопфа целовались супруги, и Крейцкопф нарочно долго не оборачивался, давая им волю.

Приехав домой, на мертвую постройку, Крейцкопф не знал, чем ему заняться: до начала работ оставалось не менее четырех месяцев.

И он нечаянно занялся чтением: купил раз книжку в шатре у древней стены, пришел домой, зажег свет, открыл книгу, а там значилось:

Я родня траве и зверю
И сгорающей звезде,
Твоему дыханью верю
И вечерней высоте…

Дальше шли скучные слова, а потом опять:

Я не мудрый, а влюбленный,
Не надеюсь, а молю.
Я теперь за все прощенный,
Я не знаю, а люблю.

Кончалась книжка словами мудрой печали:

И неустанно ищет смерть того,
Кто слишком резко движется во мраке…

Очарование смутной мысли — мысли, смешанной с горячим и скорбным чувством, охватило всего Крейцкопфа. И он читал и читал, пока комната стала желтой от зари и электричества. Он подкупил днем еще десятка полтора дешевых книг, заинтересовываясь лишь словами названия книг, это были: «Путешествие в смрадном газе» Бурбара, «Человек, сыпящий песок и гравий» Овражина, «Голубые дороги» Вогулова, «Зенитное время» Шотта, «Антропоморфная революция» Зага-Заггера, «Лунный огонь» Феррента, «Отродье кузнеца» — три тома Мархуда, «Бабье в Бабеле» — исследование Кеггерта, «Антисексус» Беркмана, «Социальное зодчество» Далдонова, «Тряска Смерти» Иоганна Бурса, «Толстый человек» Кермана-Каримана, «Всегда ли была и будет История и что она такое наконец и в самом деле?» — философия Горгонда, и множество других книг.

Крейцкопфа поразил книжный мир: он никогда не имел времени для чтения. И он мыл и промывал свой мозг, затесненный узким страданием, однообразным трудом и глухою тоскою. Он увидел совсем новых людей— мрачных, горячих, подводных, ревущих страстью и восторгом, гибнущих в просторе мысли, торжествующих на квадратном метре в каменной нише в стене, отдающих любимую за странствие, ищущих праведную землю и находящих пустыню, бредущих по песку и набредающих на воду, гору и животворное дерево, уходящих в страны изуверов, меняющих тепло дома на ветер ночного пути…

Люди шли перед Крейцкопфом не как толпа, а как странники, нищие, как бродяги, бредущие зря с туманными глазами. Крейцкопф отметил: литература, это учение о людях, не знает счастья, а самое счастье, где оно есть, лишь предсказывает близкую беду и землетрясение души.

— История, конечно, есть дорога, а в дороге всегда неудобство и ожидание конца путешествия, — разгадывал книги Крейцкопф. — Люди, наверное, доедут до своей станции… А зачем же они поехали тогда? Они не поехали, их выбил из наилучшего состояния катаклизм природы, они потеряли равновесие в отношении к природе, и теперь вновь домогаются его — вот история людей…

В стране Крейцкопфа уже собирали урожай. Горела солома в топках локомобилей в полях и молотила хлеб. Падал лист с деревьев, и его жевали козы. Глотали ягоды змеи, и на деревьях от них трепетали птицы. Множество детей народилось от урожая, и появились хорошие писатели. Строились фабрики тонких сукон, и заготовлялись на зиму впрок фрукты и овощ. Люди явно по-спешали.

Настал новый бюджетный год. Управлению строительства лунного полета отпустили вторую половину сметной стоимости работ.

Крейцкопф, Нимт и пятьсот мастеровых занялись делом.

Недели за неделями шли в истощающем труде, — труде, где требовалась сверхчеловеческая точность и где от каждой нитки гаечной резьбы зависело завоевание Луны.

Эрну однажды Нимт привозил на работы. Она была без ног, и мутные глаза ее смотрели бессмысленно: расколотый череп ей скрепили, но ее тонкий и острый разум рассеялся через щели разбитого черепа. Лицо Эрны было в синих шрамах, редкие волосы поседели, и она равнодушно глядела в лицо Крейцкопфа. Она налетела в своем автомобиле на автобус.

— Петер, — сказала Эрна, — а помнишь, в Карбоморте мы любили в заросшей канаве ловить ящериц? Помнишь еще, как мы спали на узкой кровати и нам было так жарко летом, что ты уходил спать под кровать и оттуда рассказывал мне про то, что человек неустойчивое существо и скоро должен появиться на свете более одаренный организм, но ему мешает народиться соб-ственность и классовое общество…

Эрна еще не все утратила. Какая-то часть ее мозга была жива и увеличивала ее страдания.

— Ты знаешь, Петер, меня муж любит больше тебя. Он ласковей и всегда со мной, а ты бы меня давно оставил…

Крейцкопф пошел:

— До свиданья, Эрна. Приезжай еще, когда тебе будет скучно дома.

— Прощай, Петер. Ты тоже не скучай.

IV

Кидающий диск был закончен. Снаряд был давно готов. Электродвигатель, передачу и все измерители и автоматы установили.

Осталось оборудовать самый снаряд всеми приборами наблюдения и фиксации.

Это пошло быстро. Построечное управление было ликвидировано и заменено Научным бюро лунных изысканий. Во главе его стал известный астрофизик академик Лесюрен, а Нимт остался его заместителем по технической части. Крейцкопф значился по-прежнему конструктором.

Временем отлета Бюро установило 19-20 марта, точная астрономическая полночь. В это время Луна находилась в наивыгоднейшем для прицела положении. В полночь 19–20 марта автомат отцепит снаряд от вращающегося диска — и «кирпич» улетит в окрестности Луны, а через 81 час возвратится вновь на Землю и сядет близ города Коро-Коротанга.

Газеты, эти провокаторы жизни, писали о полете такие подробности, что и Лесюрен, и Нимт сначала усердно помещали поправки информационных сообщений печати, а потом бросили: газеты вовсе не созданы для новостей и точной информации, они — привычка людей, некое курево утомленного мозга.

На место отправления «кирпича» съезжался мир. Правительство не хотело лишних затрат и ограничилось постройкой огромного цирка вокруг летающего диска: эти расходы оправдаются в одну ночь отлета. Да и ничего не было необычайного в полете на Луну, говоря по существу. Металлический камень полетит, брошенный, как всякий камень, но лишь в обратном падению направлении.

Крейцкопф задумался. Истекло 10 марта: день полета близок. Если прибавить в «кирпич» аппараты для производства кислорода и поглощения углекислоты, то можно лететь и человеку; ведь и полет будет длиться всего 81 час.

Крейцкопф написал заявление в Научное бюро лунных изысканий о своем желании лететь к Луне в «кирпиче» и подробно изложил пользу делу от такого дополнительного оборудования «кирпича» живым человеком, указав на это как на насущную необходимость для обеспечения успеха всего предприятия.

Бюро переслало заявление Крейцкопфа правительству, то отказало. Крейцкопф написал второе заявление: «Правительством не был куплен у меня патент на изобретение „кирпича“, детали конструкции до сих пор известны только мне, Крейцкопфу, я не даю согласия на пуск моего изобретения в действие, да без меня и практически его не сумеют как следует пустить в ход: я, Крейцкопф, отказываюсь также от всякого денежного вознаграждения на любую сумму, — я заменяю свое вознаграждение возможностью лететь в „кирпиче“». По существующим патентным законам этой страны Крейцкопф был совершенно прав — он создал безвыходное положение для правительства, и оно разрешило ему сесть в «кирпич». Кроме того, Крейцкопф был социально бесполезным, даже вредным, элементом, исключая дело «кирпича», и то неизвестно — будет ли толк какой из этого предприятия.

Известие о полете Крейцкопфа в «кирпиче» поразило общество. Но потом решили: эффектный жест самоубийцы.

19 марта в 8 часов вечера Крейцкопф сел в «кирпич», посадка его и укупорка всего снаряда была исполнена в мастерских, после чего снаряд сразу был подан на диск. Этим действием Крейцкопф отвел от себя внимание публики. В 10 часов весь цирк вплоть до последних амфитеатров был полон. Наблюдалось обычное скопище читателей, зрителей, служащих, кореспондентов, нелепых женщин, знаменитостей — всей пассивной массы истории, живущей в ее животе, всех экскрементов, оплодотворяющих века и эры.

Было пышное освещение, музыка, продавали воды, квас и мороженое, дежурили таксомоторы, — обычное окружение редкого события: этой дикой обстановки никто уничтожить не может.

За три минуты до точной полуночи диску дали обороты. Электродвигатель ревел, пять гигантских вентиляторов прогоняли сквозь гудящий, греющийся ротор целые облака холодного воздуха — и воздух вылетал оттуда сухим, жестким и раскаленным, как смерч пустыни. Масло в аппаратах охлаждалось ледяными струями из центробежных насосов, и все же едкий дым стоял вокруг диска и всего сооружения: подшипники грелись сверх меры, масло горело во льду.

Диск, несмотря на точную установку и совершенный монтаж, грохотал, как канонада и извержение вулкана: так велико было число его оборотов. Периферия диска дымилась — она го-рела от трения о воздух. Нимт холодел от ужаса — малейший отказ ничтожного автомата в этот миг повлечет неслыханную катастрофу: диск работает в окружении сотен тысяч живых людей. Измеритель показывал уже нужное для полета число оборотов: 946 тысяч в секунду. До отрыва снаряда от диска оставалось полсекунды. Астрономические часы автоматически на 24 часах замкнут ток, управляющий автоматом на диске. Этот автомат освободит от диска «кирпич» — и он полетит за счет живой силы, накопленной им в бытность на диске.

Нимт закрепил регулятор числа оборотов: необходимая вычисленная скорость дана.

Сразу засияли на плацдарме солнечные прожекторы: сигнал, что «кирпич» улетел. Мига отлета никто не заметил: начальная скорость полета снаряда была непостижимо велика, и этот разлом природы техническим гением человека не поддается чувству.

Диск продолжал вращаться по инерции, уже разомкнутый Нимтом от ведущей муфты. Только через четыре часа удалось его остановить, применив всю силу мертвой хватки магнитных тормозов.

Из зрителей оглохло около пятнадцати тысяч человек, еще у десяти тысяч произошли какие-то нервные контузии: никто не ожидал увидеть в форме технического сооружения дикую, страстную стихию, ревущую, как светопреставление.

Эрны не было: она лежала в больнице, умирая от рецидива мозгового сотрясения. Слыша шум работающего диска (его слышал весь город), она прощалась и с собой, и с Петером, со всеми грядущими новостями мира и в последний раз поражалась чудом жизни.

Утром она увидела бледного мужа, истомленного страшным напряжением. Нимт остался в больнице и уснул на полу.

На «кирпиче» было установлено радио особой конструкции. По этому радио должны получаться от Крейцкопфа ежечасные, примерно (Крейцкопф не мог иметь часов), сообщения, и по волне же этого радиоаппарата можно с земли определять межпланетное положение «кирпича».

Всю информацию от Крейцкопфа получало Бюро лунных изысканий в лице Лесюрена, и им же лично производились все расчеты по положению «кирпича», и осуществлялась вся слежка за ним.

Журналисты зарабатывали на экстренных выпусках и превращали деньги в пиво. Однако в первый же день после отлета одна газета дала статью о Крейцкопфе — «В поисках могилы», где обрекались на гибель и «кирпич» и Крейцкопф.

Вот сообщения Крейцкопфа по порядку.

  1. «Нечего сообщить. Приборы показывают угольное небо. Звезды неимоверной силы света. Было слабое трение снаряда обо что-то: приборы не обнаружили причину. Чувствую свободу. Читаю случайную книгу из кармана — „Барский двор“ Андрея Новикова, интересное сочинение.»
  2. «Мимо снаряда прошло много синего пламени. Причин не имею. Температура не повысилась.»
  3. «Полет продолжается. Никакого движения, конечно, не чувствую. Приборы, аппараты, автоматы исправны. Передайте привет Скорбу на Алдаган.»
  4. «Испортился киновосприемник. Починил. Кончил чтение. На снаряд падает Луна. Мелкий болид пронесся параллельно снаряду в одном направлении. Снаряд его обогнал. Разглядел густую и гармоническую жизнь на нем.»
  5. «Снаряд идет резкими толчками. Странные силы скручивают его путь, бросают по ухабам и заставляют сильно нагреваться, хотя кругом должен быть эфир.»
  6. «Толчки усиливаются. Я чувствую движение. Приборы звенят от тряски. Ландшафт вселенной похож на картины давно умершего художника Чюрлёниса — в космическом океане кричат звезды.»
  7. «Качка продолжается. Звезды физически гремят, несясь по своим путям. Конечно, их движение вызывает раздражение электромагнитной среды, а мой универсальный радиоприемник пре-вращает волны в песни. Передайте, что я у источников земной поэзии: кое-кто догадывался на земле о звездных симфониях и, волнуясь, писал стихи. Скажите, что звездная песня существует физически. Еще передайте: здесь симфония, а не какофония. Я слышу эту музыку, вещая о ней вас. Поднимите возможно больше людей на „кирпичах“ на небо — здесь дивно, страшно, тревожно и все понятно. Изобретите приемники для этого звездного звона. Передайте, пожалуйста: люди во всем ошибаются, поэтому их история бесконечна. А тут видны очам конец, зенит и торжество.»
  8. «Надоело телеграфировать. Ты опротивел мне, Лесюрен. Ты ничего не понимаешь и не поймешь. Ты с толпой дураков ждешь от меня известий, я их даю, потому что я благодарен за постройку снаряда. Хотя ты его, дурень, никак не строил, но пусть читают мои известия мастеровые, Скорб и Эрна. Хотя Эрна, я здесь убедился, умерла.»
  9. «Вы меня беспокоите этими письмами. Аппараты портятся. Полет спокоен — тряски нет. Половина пространства занята фиолетовыми лучами, льющимися, как влага. Что это, не знаю.»
  10. «Я обнаружил: кругом электромагнитный океан. Материя — частный, временный случай его.»
  11. «Нет никакой надежды на возвращение на Землю, лечу в синей заре. Приборы фиксируют напряжение среды в 800 тысяч вольт.»
  12. «Луна надвигается. Напряжение 2 миллиона вольт. Мрак.»
  13. «Пучина электричества. Приборы расстроились. Фантастические события. Солнце ревет, и малые кометы на бегу визжат: вы ничего не видите и не слышите через слюду атмосферы.»
  14. «Тучи метеоров. По блеску — это металл, по электромагнитным влияниям — тоже. На больших метеорах горят свечи или фонари, горят мерцающим светом. Здесь я ничего не видел дрожащего.»
  15. «Среда электромагнитных волн, где я нахожусь, имеет свойство возбуждать во мне мощные, неудержимые, бесконтрольные мысли. Я не могу справиться с этим нашептыванием. Я не владею больше своей головой, хотя сопротивляюсь до густого пота. Но не могу думать, что хочу и о чем хочу, — я думаю постоянно о незнакомом мне, я вспоминаю события, жен, разрывы туч, лопающиеся солнца,— все я вспоминаю, как бывшее и верное, но ничего этого не было со мной. Я думаю о двух явственных субъектах, ожидающих меня на суровом бугре, где два гнилых столба, а на них замерзшее молоко. И мне ужасно и постоянно хочется шить, заниматься снабжением армии и экономить свои консервы. Я ем по рыбке, а съесть хочу акулу. Постараюсь победить эти мысли, рождающиеся из электричества и вонзающиеся в мой мозг, как вши в спящее тело.»
  16. «Только что вернулся с отвесных гор, где видел мир мумий, лежащий в небрежной траве… (сигналы не поняты.— прим. Лесюрена.) Все ясно: Луна в ста километрах. Влияние ее на мозг ужасающее — я думаю не сам, а индуктируемый Луной. Предыдущего не считайте здравым. Я лежу бледным телом: Луна непрерывно меня питает всевидящим накаленным добела интел-лектом. Мне кажется — мыслит и снаряд и радио бормочет внятно само собой.»
  17. «Я вспомнил создание космоса с отчетливостью и живостью постройки дома моих родителей.»
  18. «Луна проходит мимо в сорока километрах: пустыня, мертвый минерал и платиновый сумрак. Движусь мимо медленно, не более 50 километров в час по глазомеру.»
  19. «Луна имеет сотни скважин. Из скважин выходит редкий зеленый или голубой газ… Я уже овладел собой и привык. Кончаю сообщение: сейчас очередной приступ интеллекта. Это очень жутко — уходить в ад живых воспоминаний и чувствовать блеск и глубину космических перспектив: эту волю туманности и злое раздражение Млечного пути от звездной тесноты…»
  20. «Из некоторых лунных скважин газ выходит вихрем: стихия это или разум живого существа?.. Разум, наверное: Луна сплошной и чудовищный интеллект или сила его производящая.»
  21. «Не могу добиться причин газовых извержений: я отдам люк снаряда и выпрыгну, мне будет лучше. Я слепну во тьме снаряда, мне надоело видеть разверстую вселенную только в глазки приборов.»
  22. «Иду в газовых тучах лунных извержений. Тысячелетия прошли с момента моего отрыва от земного шара. Живы ли те, кому я сигнализирую эти слова, слышите ли вы меня?..» (с момента отлета Крейцкопфа прошло 19 часов. — прим. академика Лесюрена.)
  23. «Луна не кончается. Вокруг одной скважины заметил движение какой-то круглой вещи — не могу определить: совершенно черная вещь, абсолютно круглая… Я думаю так, как думает атом, существующий зоны времен. Луна продолжается, она таинственней Сатурна.»
  24. «Я, кажется, приближаюсь к Луне: наверное, снаряд теряет живую силу быстрее нашего расчета или тут вмешались электромагнитные силы Луны. Все явственней ее платиновые оазисы.»
  25. «У одной скважины диаметром десять метров я вижу снова черный шар метра три в поперечнике. Это конгломерат нервов, несомненно: я вижу волокнистое строение: черный шар — обитатель лунных недр.»
  26. «Совершенно ясно: Солнце никаких тепловых лучей не испускает — для них не может служить передатчиком межпланетная электромагнитная среда, эта пучина токов. Солнце испускает электромагнитные колебания и еще что-то, еще более нежное и неуловимое. Только Земля совместным сопротивлением своей сложной атмосферы и почвы превращает электромагнитную энергию Солнца в тепло. Луна же — без атмосферы, без почвы, с очевидно большим содержанием металла в недрах — непосредственно вбирает в себя токи Солнца, сложно трансформирует их внутри себя и затем испускает во внешнюю среду. Лунные токи, трансформированные из солнечного электричества, имеют способность возбуждать мозг человека и перестраивать его по-своему.»
  27. «Черный шар движется под снарядом, он не касается Луны. Это не стихия, это обитатель Луны, это мозг, это затвердевшая лунная электромагнитная волна.»
  28. «Шар подо мной. Снаряд снижается. Скважины излучают газ. Я не слышу больше звездного хода.»
  29. «Последний раз скажите, что люди очень ошибаются: мир не совпадает с их знанием. Видите или нет вы катастрофу на Млечном пути: там шумит поперечный синий поток. Это не туманность и не звездное скопление, это нарушитель гармонии вселенной вливается ядом в ее звучащее смуглое тело.»
  30. «Снаряд снижается. Я открываю люк, чтобы найти исход себе и вам. Прощайте.»

В самолете 500 кирпичей

Группа элитных ученых и изобретателей была приглашена на конференцию в колледж. Многие студенты засыпали их вопросами о науке и жизни, но Джонни хотел проверить их по-другому.

Конференц-зал Хогвартса погрузился в тишину, когда Никола Тесла, Альберт Эйнштейн, Александр Грэм Белл и Исаак Ньютон прошли в конференц-зал и заняли свои места.

По залу пронеслись аплодисменты, когда организатор представил ученикам умников.После серии выступлений и презентаций студентам была предоставлена ​​возможность задать вопросы почетным гостям.

Ученики по очереди задавали вопросы, а Джонни наблюдал за происходящим из угла последнего ряда. «Эти люди утомят меня до смерти», — подумал он, прежде чем вздохнуть.

— У меня есть несколько вопросов, — довольно громко сказал он, подняв руку. Хозяин уставился на него с выражением лица, кричащим об убийстве. — Что такое, Джонни? — сказал он сквозь стиснутые зубы.Он наверняка был не в духе.

«Я хотел бы задать несколько вопросов этим прекрасным господам, если позволите», любезно сказал Джонни. Получив зеленый сигнал от ведущего, он посмотрел на гостей и улыбнулся.

«На плоскости лежит 500 кирпичей, и один отваливается. Сколько кирпичей осталось?»

Эйнштейн фыркнул, когда другие гости озадаченно посмотрели на Джонни. «499», — ответил Тесла.

«Какие три простых шага, чтобы поместить слона в холодильник?» — спросил Джонни.

— Открой холодильник, положи туда слона и закрой дверь, — довольно лениво сказал Ньютон.

«Теперь, как поместить жирафа в холодильник?»

«Откройте холодильник, выпустите слона, посадите жирафа, закройте его», — ответил Эйнштейн, недоверчиво глядя на остальных.

Портрет Альберта Эйнштейна. | Источник: Pixabay/ParentRap

«Правильно», — Джонни щелкнул пальцами. «Это день рождения льва, и все в джунглях получают приглашение.Появляются все животные, кроме одного…»

«Это жираф», — как ни в чем не бывало ответил Белл. 

«Дора — исследователь. Она идет по джунглям. Внезапно она подходит к реке, которая была домом для сотни аллигаторов. Моста не было, но она переплыла, но никто из них не напал на нее. Как?»

«Все аллигаторы на дне рождения львицы», сказал Эйнштейн. 

«Но она все равно умрет. Почему?» — спросил Джонни. 

Все мужчины переглянулись.Ни у кого из них не было на это ответа.

«Она попала кирпичом в голову.»

Вот еще один анекдот про то время, когда Эйнштейн ездил на конференцию со своим водителем.

Коричневая арка

Коричневая арка Наследие
Первоначальная коричневая арка, построенная в 1971 году, служила официальным входом в полеты на EAA Fly-In (AirVenture). Арка стала «воротами в авиацию», символом инноваций и мастерства, которые ежегодно привносятся в AirVenture. Те, кто проходит под ее пролетом, рассматривают арку как парадную дверь в свой дом вдали от дома.Друзья и семья собираются в AirVenture, и фраза «Встретимся у Браун-Арк» звучит повсюду, когда они проводят еще один год вместе. Арка стала данью уважения прошлому AirVenture и напоминанием всегда смотреть в небо, зная, что у вас есть прочная основа в Ошкоше. Поскольку значение Коричневой арки передается из поколения в поколение, арка была восстановлена, а территория расширена в 2009 году, чтобы люди могли «оставить свой след».

Оставив свой след
Коричневая арка окружена 3000 кирпичами, на которые можно писать, что позволит вам «оставить свой след» в Ошкоше.Ваше наследие, друзья или семья будут храниться под аркой, поскольку вы присоединитесь к рядам других, которые заняли свое место в истории AirVenture. Трибьют-кирпичи Brown Arch доступны для покупки в трех вариантах: полный кирпич, половинка кирпича или четверть кирпича. В общем дизайне есть биплан*, олицетворяющий зарождение авиации и развитие EAA. Четыре кирпича Compass Rose, два с севера и два с юга, объединяются, чтобы сформировать «капот» биплана. Центр розы ветров отмечает расстояние до Китти-Хок, исторического места, где Уилбур и Орвилл Райт совершили свой первый устойчивый полет и создали самое значительное событие в истории авиации.

*Некоторые наборы кирпичей в области подношения имеют ограниченную доступность.

  • Весь — 1000 долларов США (включает 11 строк текста по 30 символов в строке)**
  • Половина — 600 долларов США (включает шесть строк текста по 30 символов в строке)
  • Quarter — 350 долларов США (включает шесть строк текста по 16 символов в строке)
  • Двухплоскостные колеса — 5000 долларов США (включает 11 строк текста по 30 символов в строке)**
  • Крылья биплана — 2000 долларов США (включает 11 строк текста по 30 символов в строке)**

Покупка кирпича на уровне 1000 или 2000 долларов позволяет вам выбрать местонахождение вашего кирпича.

** На целые кирпичи можно добавить изображение или логотип за дополнительные 100 долларов США.

кирпича размещаются ежегодно в июле перед EAA AirVenture Oshkosh. Все покупки, сделанные сейчас до 25 мая 2022 года, будут зарегистрированы и размещены на AirVenture 2022.

Purchase Your Brick

Аэропорт Торонто (YYZ) в Brick от 2796 RUB на автобусе

7 способов добраться из аэропорта Торонто (YYZ) в Брик: на самолете, автобусе, поезде или машине

Выберите вариант ниже, чтобы просмотреть пошаговые инструкции и сравнить цены на билеты и время в пути в планировщике путешествий Rome2rio.

Как дешевле всего добраться из аэропорта Торонто (YYZ) в Брик?

Самый дешевый способ добраться из аэропорта Торонто (YYZ) в Брик — это автобус, который стоит 2800–5000 рублей и занимает 16 часов 41 минуту.

Подробнее

Как быстрее всего добраться из аэропорта Торонто (YYZ) в Брик?

Самый быстрый способ добраться из аэропорта Торонто (YYZ) в Брик — это самолет и автобус, который стоит 8500–30 000 рублей и занимает 4 часа 26 минут.

Подробнее

Как далеко от аэропорта Торонто (YYZ) до Брика?

Расстояние между аэропортом Торонто (YYZ) и Брик составляет 606 км.Протяженность дороги 811,4 км.

Получить маршрут проезда

Как добраться из аэропорта Торонто (YYZ) в Брик без машины?

Лучший способ добраться из аэропорта Торонто (YYZ) в Брик без машины — это автобус, который занимает 16 часов 41 минуту и ​​стоит 2800–5000 рублей.

Подробнее

Сколько времени нужно, чтобы добраться из Аэропорт Торонто (YYZ) в Брик?

Дорога из аэропорта Торонто (YYZ) в Брик занимает примерно 4 часа 26 минут, включая пересадки.

Подробнее

Сколько длится перелет Аэропорт Торонто (YYZ) — Брик?

Самый быстрый перелет из аэропорта Торонто в аэропорт Ньюарк — прямой рейс, который занимает 1 час 30 минут.

Поиск рейсов

Могу ли я доехать из аэропорта Торонто (YYZ) в Брик?

Да, расстояние между аэропортом Торонто (YYZ) и Бриком составляет 811 км.Поездка из аэропорта Торонто (YYZ) в Брик занимает примерно 9 часов 16 минут.

Получить маршрут проезда

Какие авиакомпании летают из аэропорта Торонто в аэропорт Ньюарк?

Air Canada и United Airlines предлагают рейсы из аэропорта Торонто в аэропорт Ньюарк.

Поиск рейсов

Где остановиться рядом с Бриком?

В Брике доступно более 182 отелей. Цены начинаются от 8750 рублей за ночь.

Подробнее

Какие компании осуществляют перевозки между аэропортом Торонто (YYZ), Канада, и городом Брик, штат Нью-Джерси, США?

Вы можете сесть на автобус из аэропорта Торонто (YYZ) в Брик через вокзал Торонто Юнион, Торонто, Онтарио, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, автовокзал Gw Bridge, Гранд-авеню на Ван-Ностранд-авеню, Ван Ностранд-авеню на Гранд-авеню и администрацию порта. Автовокзал примерно в 16ч 41м.

Хотите узнать больше о путешествиях по США

Серия путеводителей Rome2rio содержит жизненно важную информацию для путешественников со всего мира. Наполненные полезной и своевременной информацией о путешествии, гиды отвечают на все сложные вопросы, такие как «Как купить билет?», «Должен ли я бронировать билеты онлайн перед поездкой?» ‘, ‘Сколько я должен заплатить?’, ‘Есть ли в поездах и автобусах Wi-Fi?’ — чтобы помочь вам получить максимальную отдачу от вашей следующей поездки.

Take Flight Кирпич и серые обои Peel ‘n Stick или

Название шаблона: Take Flight / Brick

• Ширина 24 дюйма x высота по вашему выбору!

• Пожалуйста, прокрутите вниз, чтобы ознакомиться с полезными часто задаваемыми вопросами.Это самый быстрый способ получить необходимую информацию о наших документах. Эту информацию также можно найти на нашем веб-сайте: https://www.wallpaperie.com/FAQ

• Отдельные образцы доступны в раскрывающемся списке высоты или приобретите пакет из трех на веб-сайте: https://www.wallpaperie. .com/sample-selection Складские образцы доставляются в течение 1–2 рабочих дней. Ненаклеенные образцы не хранятся на складе, и их отправка может занять 1-2 недели.

• Ширина 24 дюйма x высота по вашему выбору!

• Три популярных варианта бумаги:
• Peel ‘n Stick — просто снимите подложку и прикрепите бумагу к стене.Усовершенствованный клей для микросфер делает свое дело!
• Предварительно наклеенная — активируйте пасту водой и легко вставьте бумагу в нужное положение. Этот вариант обычно предпочитают профессиональные установщики.
• Неклейка — приклейте бумагу и легко вставьте ее на место. Этот выбор обычно выбирают профессиональные монтажники.

• Сделайте свой собственный цвет! Выберите из таблицы или отправьте нам цвет краски, который вам нравится. Мы можем довольно близко сравниться с колодами Бена Мура, Шервина Уильямса и PPG.Пользовательский цвет (цвет, не представленный в списке) требует покупки пользовательского образца. https://www.etsy.com/listing/875218043

• От заказной печати до отправки — 3–7 дней!

• Сколько вам нужно? Просто измерьте ширину вашей стены в дюймах и добавьте пару дюймов, чтобы учесть изменения стен. Затем разделите это число на 24 и округлите до следующего целого числа. Например, если вы получили номер 5,2, вам нужно будет заказать 6 панелей. При оформлении заказа выберите вариант размера, который соответствует высоте вашей стены (плюс несколько дюймов, чтобы приспособиться к любым изменениям высоты стены), а затем выберите необходимое количество панелей.Мы напечатаем и нарежем бумагу специально для вас, чтобы панели совпадали по всей стене. Нет необходимости заказывать дополнительно для соответствия.

• Поскольку наши обои изготавливаются на заказ специально для вас, они не могут быть возвращены или возмещены, за исключением случаев производственного брака. Мы хотим, чтобы вы были ПОЛНОСТЬЮ довольны нашим заказом, поэтому вы можете сначала приобрести образец! Мы уверены, что вам это ПОНРАВИТСЯ!

Все работы Wallpaperie © 2022 Все права защищены
MAW_TF02

Обеспечение быстрого возвращения: как простой кирпич может помочь перелетным птицам | Окружающая среда

Многие с нетерпением ждут этого захватывающего момента, когда вы впервые слышите характерный визг или видите длинные заостренные крылья первых стрижей, прилетающих на лето.На протяжении тысячелетий они направлялись из Африки на Британские острова, чтобы вырастить новое поколение, пользуясь длинным световым днем ​​на севере и возможностью рыскать по небу в поисках насекомых от рассвета до заката.

С тех пор как в августе прошлого года эти замечательные птицы покинули Британию, они пролетели без остановки около 14 000 миль; кормятся, спят, пьют и прихорашиваются в полете. Вернувшимся сейчас птицам, скорее всего, не менее четырех лет — заводчикам.Они возвращаются прямо к своим гнездовым норам под карнизами или щелям в камне и кирпичной кладке, на которые они претендовали и защищали прошлым летом. Через несколько дней прибудет их партнер, и, прожив девять месяцев независимо друг от друга, они начнут чистить друг другу перья в гнездовой норе, тихо напевая и снова сближаясь.

К сожалению, каждый год многие из этих преданных месту птиц возвращаются и обнаруживают, что доступ к их гнездам заблокирован в результате ремонтных работ, в которых не учитываются их потребности.Пластиковые потолки, свежий раствор или монтажная пена могли запечатать вход – и судьба возможностей гнездования этих стрижей. Современные строительные материалы практически исключают их из новостроек.

Обыкновенные стрижи находятся в опасном упадке в Великобритании. В течение 23 лет Британский фонд орнитологии фиксировал неуклонную нисходящую траекторию: за 22 года цифры упали на 57%. Снижение количества насекомых почти наверняка является фактором, но также и потеря мест гнездования. Здания, когда-то проницаемые для целого ряда диких животных, от летучих мышей до пчел, от воробьев до стрижей, становятся все более закрытыми для мира природы.

Стрижи слетаются на крыши Уилтшира. Перелетные птицы проводят в Великобритании всего три летних месяца для размножения. Фотография: Ник Аптон/NPL

Чемпионы стрижей бросились на помощь по всей стране, устанавливая гнезда в домах, школах, библиотеках и больницах, а также внутри церковных колоколен. Но замена отверстий гнезда, которые были заблокированы в течение десятилетий, требует стратегического подхода.

Домовые воробьи, скворцы и стрижи находятся в опасности, потому что норы, которые они когда-то использовали, исчезают.Кирпичи для гнезд недороги и требуют минимального обслуживания.
Стивен Фитт, волонтер RSPB

Здесь на помощь приходят кирпичи для гнезд. Это полые прямоугольные ящики, сделанные из воздухопроницаемого материала, называемого арболитом или каменным бетоном – смесью бетона и дерева или камня. Встраивание их в стены не ухудшает изоляцию, а единственная часть, видимая снаружи дома, — это маленькое входное отверстие.

Несмотря на то, что их называют быстрыми кирпичами, было обнаружено, что они привлекают целый ряд диких животных, что позволяет считать их «универсальными» кирпичами для птиц.Домашние воробьи, домашние мартины, лазоревки, большие синицы, скворцы и поползни были зарегистрированы как гнездящиеся в них, в то время как зимующие черепаховые бабочки и пчелы также могут их использовать. Воробьи на самом деле предпочитают их широко продаваемой воробьиной террасе, отделенной коробке, в которой могут разместиться несколько пар птиц. Воробьи, как и стрижи, любят иметь пространство между собой и соседями, гнездясь разрозненными колониями, а не живя бок о бок.

Гнездовые кирпичи стрижей в Кембриджшире, Англия.Домовые воробьи, домашние ласточки, лазоревки, большие синицы, скворцы и поползни также используют кирпичи. Фотография: Simon Stirrup/Alamy

Этим летом Британский институт стандартов впервые выпустит руководство по кирпичам для птиц, упрощая архитекторам их использование в своих проектах. Будут даны спецификации для кирпичей и размеров входных отверстий, а на иллюстрациях показано, где их устанавливать, а где их лучше избегать. Для планировщиков станет простой задачей поставить условия развития для «кирпичей для птиц» вместо того, чтобы ориентироваться в сбивающем с толку множестве доступных в настоящее время вариантов.В то время как реальность такова, что разработчики часто игнорируют соблюдение условий, государственная политика чистого прироста биоразнообразия в сочетании с низкой стоимостью этих кирпичей и простотой их использования, вероятно, будет стимулировать внедрение.

Стивен Фитт, финансовый консультант на пенсии, который много лет работал волонтером в RSPB в своем доме недалеко от Эксетера, бесплатно консультировал многих архитекторов по всей стране, в том числе многих на юго-западе Англии. Фитт осторожно убеждает их использовать быстрый кирпич в новых застройках, в идеале по одному кирпичу на дом.Он говорит: «Домашние воробьи, скворцы и стрижи находятся в опасности, потому что они гнездятся в зданиях, а норы, которые они когда-то использовали, исчезают. Кирпичи для гнезд недороги и требуют минимального обслуживания».

Птенцы обыкновенного стрижа ждут в кирпичном гнезде, чтобы их покормил родитель, который только что вернулся после поиска пищи, Кембридж. Фотография: Nick Upton/Alamy

Городской совет Эксетера устанавливает кирпичи в новых школах, гостиницах, социальном жилье, домах престарелых и жилых домах, а университет интегрировал их в студенческие квартиры и образовательные структуры.Герцогство Корнуолл стремится интегрировать его в каждое жилище во всех своих жилищных проектах и ​​связанных с ними зданиях. Мониторинг кирпичей-гнезд, установленных на первом этапе строительства Герцогства Нанследан в Ньюки, ясно продемонстрировал их эффективность. Обследование, проведенное прошлым летом, показало, что из 628 кирпичей для гнезд почти половина – 294 – имели следы использования. Было подтверждено 64 гнезда домового воробья, 31 гнездо домашней ласточки и 22 гнезда скворца. А куда летят воробьи, туда и стрижи.

Кирпичи Swift существуют уже несколько лет, но их конструкция улучшилась, а цены значительно упали. Пол Сирс, менеджер по продажам компании Vivara Pro, которая продает строительные кирпичи для биоразнообразия по всей Европе, говорит: «За последние пять лет рынок быстровозводимых кирпичей в Великобритании увеличивался на 30-40% в год».

В ответ на растущий спрос компания только что выпустила новый кирпич-гнездо, изготовленный в соответствии с размерами британского кирпича, наряду с существующим ассортиментом, который подходит для размеров кирпича в Германии и Нидерландах.

Теперь, когда национальное руководство по планированию по быстрому кирпичу было обновлено, а местные советы, включая Корнуолл и Риббл-Вэлли в Ланкашире, рекомендовали устанавливать по крайней мере одну коробку на жилище, есть надежда, что быстрый кирпич когда-нибудь станет таким же обычное зрелище, как и сами стрижи.

НАСА — «Нелетающий» космический челнок

«Нелетающий» космический челнок

04.12.11

 

12 апреля исполняется 30 лет со дня запуска первого космического корабля «Шаттл» STS-1.Чтобы отметить это событие и отметить окончание программы шаттлов, Researcher News будет время от времени публиковать серию статей о роли НАСА в Лэнгли в программе шаттлов. Сегодня: В начале.

Автор: Джим Ходжес

Инженер НАСА Джордж Уэйр впервые увидел модель космического шаттла четыре десятилетия назад. У него было прямое крыло и хвост, как у истребителя. У него были лифты, руль направления и двигатель.

Не летал.

«Это была их идея, что он войдет в атмосферу под углом 60 градусов», — сказал Уэр, который только что присоединился к отделу анализа транспортных средств в Исследовательском центре НАСА в Лэнгли в Хэмптоне, штат Вирджиния., которому было поручено протестировать конфигурации шаттлов, предлагаемые Космическим центром Джонсона и подрядчиками.

«На какой-то более низкой скорости, ближе к околозвуковой, он перевернется и начнет летать, как самолет», — сказал Уэр, ныне на пенсии. «Это также будет многоразовый ускоритель».

Предполагалось летать до 50 раз в год по $10 млн за рейс. Но это возвращение на Землю потрясло всех, потому что поток воздуха на прямое крыло при входе в атмосферу приводил к падению самолета, по крайней мере, на бумаге.У моделей всех четырех конфигураций-кандидатов были проблемы, и два бустера, прикрепленные к ним и испытанные в различных комбинациях, не помогли.

У Уэра до сих пор есть лабораторные журналы, которые выглядят так, как будто в них есть красные чернила от пожаров, зажженных неудачными туннельными испытаниями шаттла и ракеты-носителя. Аэродинамические трубы Лэнгли наработали 59 200 часов в период с 1970 по 1982 год, работа проводилась на дюжине объектов. Это включало время, проведенное с тем, что в конечном итоге стало шаттлом: кораблем в форме двойной дельты.

Поскольку Джонсон все еще был занят Аполлоном, больше работы досталось Лэнгли.

«В Лэнгли на пике было 350 человек, 350 человеко-лет усилий, по завершении фазы B, которая, я думаю, была в 1976 году», — сказал Пол Холлоуэй, который был с челноком с самого начала и который в конечном итоге стал Лэнгли директор центра.

«В сентябре 1979 года у нас было от 30 до 40 человеко-лет работы. Затем начали возникать проблемы с плиткой. Беспокойство заключалось в структурной и механической безопасности плитки. Останутся ли они?»

Плитки, разработанные Исследовательским центром Эймса НАСА, были прикреплены к шаттлу, чтобы уменьшить тепло, сопровождающее вход в атмосферу Земли.Но тесты показали проблему с приклеиванием плитки к алюминиевой обшивке шаттла.

«Они проводили испытания в 8-футовом нагнетательном туннеле, используя секцию плитки 8 на 10 футов», — сказал Холлоуэй. «Они проверяли, насколько прочной была связь. Если плитка оторвалась и оторвалась, а за ней оторвалось несколько плиток. Это называлось эффектом молнии, и это приводило в ужас всех, кто имел отношение к программе».

Дель Фриман, который также проводил испытания в аэродинамической трубе, сказал: «Это не было похоже ни на что, что мы когда-либо делали раньше.Это было не похоже на самолет. Самолет, вы отправляете его к границе, получаете обратно, затем снова отправляете к другой границе. Мы должны были сделать это правильно с первого раза.»

Проблема с плиткой увеличила участие Лэнгли до 350 человеко-лет. зарождающийся шаттл

«Первое, что вы узнали, это то, что все, что вы узнали в школе, устарело как минимум на 30 лет», — сказал Дик Пауэлл.«С шаттлом нам пришлось переписать множество учебников. Шаттл был первым действующим самолетом с полностью цифровым управлением».

Это ремесло требовало новых представлений об управлении.

«Большинство самолетов имеют рули высоты и элероны, и у них есть слоты, и у них есть предкрылки и закрылки и другие вещи,» сказал Пауэлл. «Единственное, что есть у шаттла, это руль направления, тормоз скорости, два элевона и закрылок».

— Элевоны, — добавил Пауэлл, — выполняют работу как рулей высоты, так и элеронов.

Он рассмеялся, вспомнив снятый намного позже фильм «Космические ковбои», в котором шаттл назывался «Летающий кирпич». для повышения устойчивости шаттл не может летать. Вы не можете сделать то, что Клинт Иствуд сделал в ответ, когда он выключил компьютеры. Ты бы разлетелся на куски на земле.»

Пауэлл вспоминает, как его вызвали в офис его босса Джина Лава и велели построить авиасимулятор.Космический центр Джонсона руководил работой по наведению, навигации и управлению, но Лав хотел понять аэродинамические неопределенности входа шаттла, поскольку Лэнгли в значительной степени отвечал за аэродинамическую базу данных.

«Я не знал, что такое авиасимулятор», — сказал Пауэлл. «Мне пришлось быстро учиться, потому что Джин Лав был нетерпелив. Если он сказал вам сегодня, значит, он хотел это вчера. Вот так я попал в авиамеханику».

Ночи. выходные. Это не имело значения.

«Ларри Роуэлл и я нашли старую кабину самолета размером с тележку для гольфа, переоборудованную старым джойстиком Apollo и несколькими дисплеями (с электронно-лучевой трубкой).Раньше мы подкатывали его к компьютеру на втором этаже. Компьютерного времени тогда было мало, но его не хватало ночью и по выходным.»

Пока Уэр и другие проводили испытания в аэродинамической трубе, Пауэлл и другие использовали результаты для решения задач наведения, навигации и управления.

Неподалеку Лэнгли также работал над полезной нагрузкой шаттла. «В первом полете шаттла не было полезной нагрузки, — сказал Холлоуэй. — Во втором полете было четыре прибора, и два из них были из Лэнгли.Мы не должны были быть большим центром полезной нагрузки, но мы были готовы. Из всего этого вышла программа Лэнгли по атмосферным наукам, которая является ведущей в стране, а может быть, и в мире». в нос, чтобы определить поле потока.

Обе были идеями Лэнгли, которые должны были быть проданы руководителям челноков в Джонсоне. в углерод-углеродном носу, — сказал Холлоуэй, смеясь.«Вы можете себе представить, каким был прием. Но мы доказали аналитически и с помощью тестов, что вы можете это сделать, и мы это сделали».

Хвостовая камера «показала, что часть шаттла была перепроектирована», сказал Холлоуэй. «Это был вес, а вес был полезной нагрузкой».

Герметичные колпачки в носовой части шаттла летали несколько раз, и их производные будут летать в Марсианской научной лаборатории, которая будет запущена в конце этого года.

12 апреля 1981 года Уэр, Пауэлл, Холлоуэй ждали телевизионного запуска Колумбии и STS-1.

«Вы думали обо всех вещах, которые вы могли бы сделать с ним, если бы у вас было время и деньги», — сказал Пауэлл. — Что ты забыл проверить?

Когда Колумбия приземлилась на базе ВВС Эдвардс в Калифорнии, два дня и шесть часов спустя, продолжалась работа над некоторыми важными извлеченными уроками.

«Если бы вам нужно было выбрать время для работы в НАСА, я думаю, что «Аполлон» был бы №1, а «Шаттл» — №2», — сказал Пауэлл. «Вероятно, это было время, когда центры НАСА лучше всего работали вместе, потому что все пытались решить общую проблему и все делали все возможное, чтобы она работала.

И так уже 30 лет.

 

 

The Researcher News
Исследовательский центр НАСА в Лэнгли
Редактор и куратор: Дениз Лайнберри
Официальный редактор и ответственный редактор: Джим Ходжес9 9004 Роб Уайман

Время полета из Брика, штат Нью-Джерси, в Бостон, Массачусетс

Время полета в воздухе: 45 минут
От выхода на посадку до выхода на посадку: 1 час 18 минут
Постоянная скорость 500 миль в час: 27 минут


Карта полетов из Брика, штат Нью-Джерси, в Бостон, Массачусетс

Открыть эту карту прямо на Карты Гугл.Для быстрого ответа вы можете использовать TheDistanceNow.com, чтобы получить Расстояние от Брика до Бостона.


Дополнительные расчеты поездки


Время полета из Брика, штат Нью-Джерси, в Бостон, Массачусетс

Общая продолжительность полета из Брика, штат Нью-Джерси, в Бостон, Массачусетс, составляет 45 минут .

Среднее время полета в воздухе. (колеса вверх к колесам вниз на взлетно-посадочной полосе) на основе фактические рейсы, совершенные за последний год, включая такие маршруты, как EWR BOS .Он охватывает все время типичного коммерческого рейса, включая взлет и посадка.

Если вы планируете поездку, вы также должны учитывать в дополнительное время, чтобы самолет отъехал от выхода на посадку и вырулил в взлетно-посадочной полосы, а также достижение выхода на посадку после приземления. Если вы включите это дополнительное время на асфальте, среднее общее Прошедшее время от выхода на посадку до выхода на посадку из Брика, штат Нью-Джерси, в Бостон, Массачусетс составляет 1 час 18 минут .

Наконец, пилоты могут захотеть оценить время полета используя среднюю скорость полета коммерческого авиалайнера 500 миль в час, что эквивалентно 805 км/ч или 434 узлам.Если вы ничего не добавите дополнительное время для увеличения или уменьшения скорости взлета и посадки, тогда при постоянной скорости ваше время полета будет 27 минут .

Если вы бронируете рейс, обязательно проверьте запланированное время отправления и прибытия. Вы также должны учитывать время ожидания в аэропорту и возможные задержки оборудования или погодных условий. Если вы пытаетесь выяснить, во сколько вы приедете в пункте назначения, вы можете посмотреть, есть ли разница во времени между Бриком, Нью-Джерси и Бостоном, Массачусетс.

Расчет времени полета основан на прямая линия расстояние от Брика, штат Нью-Джерси, до Бостона, штат Массачусетс («по прямой»), что составляет около 226 миль или 363 километров .

Ваше путешествие начинается в Брике, штат Нью-Джерси.
Заканчивается в Бостоне, штат Массачусетс.

Направление вашего полета из Брика, штат Нью-Джерси, в Бостон, Массачусетс: северо-восток (44 градуса северной широты).

Калькулятор времени полета измеряет среднее продолжительность полета между пунктами.Он использует формулу большого круга для расчета пробега.


Калькулятор времени полета

Travelmath предлагает онлайн-перелет калькулятор времени для всех типов туристических маршрутов. Вы можете ввести аэропорты, города, штаты, страны или почтовые индексы, чтобы найти время полета между любыми двумя точками. База данных использует большой расстояние по кругу и средняя скорость полета коммерческого авиалайнер, чтобы выяснить, сколько времени займет обычный полет. Найдите время в пути, чтобы оценить продолжительность полета между аэропортами или спросите, сколько времени занимает перелет из одного города в другой.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.